Her husband invented naloxone. Her son died of overdose

По словам Джой Стэмплер Фишман, ее связь с налоксоном — это «ирония судьбы».

В 2003 году сын Джой Стэмплер Фишман (Joy Stampler Fishman), Джонатан, умер от передозировки наркотиками. Дилер привез его в больницу и оставил в приемном покое: боялся, что его самого арестуют. Вспоминая о тех временах, Джой понимает, что ее сына мог бы спасти налоксон — препарат от передозировок опиатами, в изобретении которого участвовал ее покойный муж, отчим Джонатана.

«Если бы можно было вернуться в прошлое, я бы сделала так, чтобы у меня был налоксон, и чтобы у каждого торговца наркотиками был налоксон», — говорит женщина.

На фото: Джонатан Стэмплер.
На фото: Джонатан Стэмплер.

Философия «жесткой любви»

Ее муж, Джек Фишман (Jack Fishman), стал в 1961 году одним из создателей налоксона. Однако в течение долгого времени этот препарат применялся не слишком широко. Джек скончался в 2013 году.

На фото: Джек Фишман.
На фото: Джек Фишман.

Сын Джой Стэмплер Фишман, Джонатан, стал зависимым от героина в 17 лет. В то время, по ее словам, считалось, что в отношениях с зависимыми детьми родителям необходимо придерживаться подхода «жесткой любви» и дистанцироваться от них до тех пор, пока они не начнут оставаться чистыми.

«25 лет эта философия была основной. И, к сожалению, я придерживалась этого подхода», — вспоминает женщина.

Джонатан много раз был в реабилитационных центрах, но каждый раз срывался. Потом ему в течение почти четырех лет удалось не употреблять героин. Однако затем молодой человек решил употребить «в последний раз», у него произошла передозировка, и он скончался.

Сегодня Джой, разменявшая восьмой десяток, — активная сторонница программ снижения вреда. Она всегда носит с собой налоксон. Она посещает различные тематические конференции. Она проводит встречи с политиками. И она понимает, что «жесткая любовь» работает не для всех.

На фото: Джой Стэмплер Фишман.
На фото: Джой Стэмплер Фишман.

«Я научилась прощать себя. Сегодня я понимаю, что отнеслась бы к своему сыну с большей нежностью, заботой и любовью. И, возможно, я бы даже убедилась, что он может употреблять свои наркотики в безопасном месте до тех пор, пока не станет готов для реабилитации», — говорит Джой.

Фотографии: Miami Herald.

Фото материала: Артем Лешко.